Хуже чумы

И снова в центре всеобщего внимания оказались «дети мамы Меркель». На этот раз шум поднялся в результате страшного преступления на центральном вокзале во Франкфурте-на-Майне: арабский «беженец» без всяких причин столкнул женщину и ее 8-летнего сына с перрона вниз на рельсы. Поезд был слишком близко, чтобы предотвратить трагедию: мальчик погиб, женщине удалось откатиться в сторону.

Может быть, это событие и не стали бы так широко комментировать, если бы оно почти в точности не повторило случай десятидневной давности в городке Фёрде (Voerde), что в Северной-Рейн-Вестфалии. Там 20 июля, опять же нелегальный иммигрант, столкнул женщину с перрона – с летальным исходом.

Замолчать, или хотя бы приглушить резонанс, последовавших один за другим терактов (термин, всеми комментаторами старательно избегаемый – но как иначе назвать заведомо опасные для окружающих действия в общественных местах?) даже в толерантной Германии проблематично.

И пошло по накатанной колее. Полиция ищет пресловутые «мотивы». Средстава массовой информации выдали очередную порцию печатного и аудиотектса, чиновники озвучили приличествующие событию комментарии. Министр внутренних дел Хорст Зеехофер, прервав  отпуск, поспешил в свой офис с тем, чтобы «усиливать меры безопасности», ни Меркель, ни другие политики на эти преступления не отреагировали никак. В тот день, когда во Франкфурте погиб мальчик, Меркель, получившая это известие, спокойно села на вертолёт пограничной полиции и отбыла в отпуск в Южный Тироль. Оттуда поступают фотоматериалы о том, как «мама Меркель» расслабляется после трудов своих тяжких. Ну а добропорядочные бюргеры принесли на ставший печально известным перрон цветы, свечи, мягкие игрушки. Посочувствовали, кто-то уронил слезу, тихо, не нарушая общественный порядок, повозмущались, может быть у кого-то даже хватило смелости сжать кулаки в карманах. Всё, как обычно в таких случаях.

Очередные «меры безопасности», конечно, будут приняты, как-то в виде дополнительных нарядов полиции на вокзалах, установки новых видеокамер, маркировки «опасной полосы» на перронах и еще, бог весть, чего. Поговаривают даже об установке на перронах ограждений, которые будут открываться в момент высадки-посадки пассажиров (Bahnsteigtüren).

Все эти проекты встречают критику здравомыслящих умов уже в момент их озвучивания. Ну, в самом деле, где-то называлась цифра, что в Германии насчитывается 50 или 60 тысяч больших и малых вокзалов. Это же сколько надо будет еще полицейских, чтобы добавить хотя бы по одному на каждый вокзал? И где их столько взять? И что он, полицейский, может сделать, находясь в одном месте, когда в нескольких десятках метров от него в течение секунд будет происходить (боже упаси!) это самое сталкивание? Никакие видеокамеры предотвратить это тоже не в состоянии. И уж совсем фантастической выглядит идея перонных ограждений, если только представить масштаб работы.

Вместо решительного поворота в политике и отказа осчастливить на территории Германии всех желающих из Азии и Африки, политическая элита Германии придумывает всё новые и новые дорогостоящие проекты, которые в результате дают ещё бОльший контроль государства над и без этого законопослушным бундесбюргером. Граждане становятся для государственных органов всё более прозрачными, в чём мы всё больше приближаемся к состоянию Китая – который есть коммунистическая диктатура. Надо ли доказывать, что все подобные мероприятия не в состоянии остановить террористов, а то, что сталкивание людей под поезда – это запланированные где-то и кем-то террористические акты, сомнений уже не вызывает. Уж слишком они стали в последнее время «модными».

При этом никаких денег уже не хватает на ликвидацию дефицита учителей и врачей, мест в детсадах и домах престарелых и инвалидов, не хватает средств на содержание армии на достаточном уровне, на содержание дорог и на много  что еще.

Ну а в пожарном порядке после каждого (вернее: после каждого, ставшего известным) теракта «меры» придумываются для того, чтобы успокоить общественное мнение: причин тревожиться де нет, у нас все под контролем. Допустим, что действительно будет что-то сделано, правдами-неправдами, худо-бедно поставят еще одну заплату на прореху внутренней безопасности. Но конечный КПД все равно будет равен нулю, ибо от экспортированной в страну правящей элитой преступности защиты практически нет. Потому что потенциальная беда для жителей Германии ныне существует везде, где поселились нелегальные иммигранты из Азии и Африки. И кто возьмется гарантировать, что вот этот, явно не местного обличья попутчик в автобусе или вон тот праздно шатающийся не выкинет что-нибудь такое сейчас, завтра, через год?..

Обоснованность такого хода мыслей доказал тот самый убийца восьмилетнего. Как вскоре выяснилось после случившегося, это 40-летний выходец из Эритреи, с 2006 года легализованный в Швейцарии, отец троих детей. Его портрет в качестве примера успешной интеграции (!) украшает вышедшую незадолго до случившегося брошюру.

Так вот, этот тип подтверждает не только тезис о непредсказуемой, непреходящей опасности, исходящей от него и ему подобных, но и о невозможности их интеграции в европейскую цивилизацию. Он доказал, что даже найдя работу и хорошо себя в ней зарекомендовав, он не идентифицировал себя с моралью общества, в котором принят как «человек ищущий убежища»! И достичь этого ему и другим выходцам из зачастую почти первобытных обществ не дано от рождения. Выше себя не прыгнешь.

Применительно к этому, с нашей точки зрения, ни с того, ни с сего сорвавшемуся с катушек, человеку, воистинну можно воскликнуть: «ну кто бы мог подумать!». Уже 13 лет, как в Европе, научился объясняться на немецком языке, семьянин, работает и, конечно же, правоверный мусульманин. Да и сам возраст уже, так сказать, вне подозрений. А вот поди-ж ты… Что уж говорить об ищущих приключения молодых бездельниках, коих среди новоприбывших подавляющее большинство. Как за всеми уследить? К каждому наблюдателя приставить, полицейского? Поставить заборы, где только возможно, бетонные блоки вокруг мест массовых праздненств, образовав гетто для собственных граждан?.. Можно придумывать какие угодно «меры безопасности», тратя на это миллиарды народных средств, вдобавок к тем, что уже выбрасываются на интеграцию неинтегрируемых, наперед зная, что все это впустую. Потому что никто не знает и знать не может, что, где и когда можно ожидать от прятавшегося до момента икс под личиной «беженца» дикаря (к черту политкорректность!).

Ну, как иначе, назвать человека, фото которого было помещено в массовой газете BILD 3 августа? Обычно одетый человек с занесенным над головой длинным, в добрый метр окровавленным мечом, руки выше локтей тоже в крови. Перед ним в луже крови его бездыханная жертва. Средь бела дня, в одном из центральных районов Штуттгарта! Так некто Иса Мохамед (28), выдававший себя за сирийца, расправился с нашим земляком Вильгельмом Л. (36) – немцем-переселенцем из Казахстана (оба проживали в одном общежитии) за то, что последний засомневался, что тот действительно из Сирии. Таким обычным среди дикарей способом «сирийский беженец» решил помешать разоблачению себя. Потому что как выяснилось, он на самом деле палестинец из Иордании и вообще не имел права оставаться в ФРГ. Ну, а то, что до этого полиция успела записать на счет убийцы избиение беременной сожительницы, взлом игровых автоматов, нарушения общественного порядка, это уже банально. Как и вопрос о происхождении орудия расправы.

Совершенно с другого конца света – из Афганистана – пробрался в Германию (Дортмунд) Моктар Х (24), но с «сирийцем» у них схожий нрав. (Не потому ли корреспонденции о их «подвигах» помещены в газете рядом?). Судите сами. Афганец повесил свою молодую жену (21) и вдобавок нанес ей 70(!) ножевых ран. Труп (расчлененный?) затолкал в чемодан, но спрятать «багаж» не успел.

Германская действительность богата не обязательно кровавыми сценами, тон в которых задают все те же «ищущие убежища». Ролик из интернета: чернокожий детина, вооружившись длинной деревянной чуркой в каком-то дворе крушит подряд стекла машин, штук десять наверняка приговорил. Чем закончилась сцена, неизвестно.

В одной из газет увидел сезонную картинку: у края плавательного бассейна в полной экипировке парится полицейский, которому адресует насмешливый взгляд из голубой прохлады темнокожий. Так нынешним летом кое-где выглядят меры безопасности в открытых плавательных бассейнах. Проявляемые здесь «особенности культуры» непрошенных гостей становятся небезобидными для желающих отдохнуть здес же местных немцев. Постоять за себя они не могут, не так воспитаны – пусть родная полиция нас охраняет. Ну, а политкорректные меры наших стражей порядка расцениваются пришлыми хулиганами не иначе, как поощрение. К чему приводит такая, с позволения сказать, система безопасности, хорошо показали события в открытых бассейнах Дюссельдорфа.

Тамошний общественный бассейн, что в северной части города, весь купальный сезон лихорадит от беспорядков, устраиваемых выходцами из Северной Африки (Oberbayerisches Volksblatt осмелилась на такой подзаголовок к корреспонденции: «Все нарушители порядка из Африки» («Alle Täter aus Nordafrika»). Они шумят, бегают, прыгают через детские «лягушатники», устраивают брызговые атаки и т.д. В ответ на земечания персонала – угрозы, оскорбления, плевки. Когда даже у терпеливых немцев кончается терпение, возникают драки.

Усиленным нарядом полиции и секурити конфликт погашается, объект на остаток дня объявляется закрытым и всех посетителей – порядка полутора тысяч человек – в жару отпраляют по домам. Было бы удивительно, если ситуация вскоре не повторилась – с тем же финалом. Лишь после третьей эскалации происходящее получило широкую огласку. В тот день шесть десятков чернокожих оккупировали вышку для прыжков в воду и желоб. Белых не подпускали (вот он, настоящий рассизм!). Опять драка, полиция (о задержанных не сообщается), закрытие, все – по домам.

На этот раз у самого бургомистра лопнуло терпение. Томас Гейзель (СДПГ) на экстренно созванном совещании разразился длинной тирадой, вершина которой процитирована в газете: «Такая новая провокация абсолютно неприемлема» (??). Судя по дальнейшим комментариям и последовавшим «мерам» (пропуск на купание по удостоверениям личности) виновники беспорядков названы не были. Как однако навострились политкорректные чиновники прикрывать собственную трусость и бездеятельность сотрясанием воздуха!

«Купальные» противостояния представителей несовместимых культур четко обозначились и во многих других местах Германии. Решают проблему – кто на что горазд: в одном месте продают через интернет именные входные билеты, в другом вводят «купальные паспорта», в третьем… Всё, что угодно, кроме единственно необходимого: запрет на вход тем,  кто хотя бы однажды был замечен в недостойном поведении. Никак нельзя, ведь это нарушает права человека! При этом о праве других людей без помех отдыхать как-то забывается.

«Дети мамы Меркель» уже много раз показывали, как они «обогащают» (словечко из лексикона мультикультуристов из этаблированных партий и их помощников-гостеприимных доброхотов) страну своего «убежища»: воровство и взломы квартир, порча имущества и оскорбления стражей порядка, сплошной обман служащих, изнасилования и убийства, наезды транспортом и атаки с применением холодного оружия – от ножей и топоров до теперь уже мечей. А теперь новая страница в развитии террора против коренного народа и законопослушных иммигрантов, не нарушающих законов и порядков страны – сталкивание ничего не подозревающих людей под колеса поездов, создание невыносимых условий в местах отдыха.

Что еще они выкинут завтра и послезавтра? С какой стороны ждать новую опасность? Никто этого сказать не может. А раз не знаем что-где-когда?, то и предупредить беду невозможно. Мы живем в новой страшной реальности, название которой – ощущение собственной беспомощности перед лицом нависшей опасности – надо тобой самим, над близкими, над детьми и внуками.

Это хуже чумы. Если эпидемию можно предупредить профилактическими мерами, а в случае ее возникновения очаг локализовать и погасить, в том числе, радикальными мерами, то перед лицом того, что поселилось среди нас и перед лицом предательства нашей же политической элиты, мы безоружны.

Самое неприятное – сознавать, что круговую, непреходящую, непредсказуемую опасность для немецкого народа создало правительство, подгоняемое лево-либеральными глобалистскими силами, в свою очередь поддерживаемые большинством населения Германии.

Открыв границы для миллионов невостребованных на черном континенте и в странах Ближнего Востока людей, правящая элита европейских стран, скованная абсолютно ложными условностями политкорректности, не в состоянии держать запущенных ими в страну чужаков в подобающих рамках.

Более того, чиновники всех уровней всячески стараются оградить импортированных преступников и хулиганов от справедливого возмущения здоровой части общества, что вновь повторилось на фоне трагедии во Франкфурте. На требования принять исчерпывающие, гарантирующие безопасность собственных граждан мер, единственно правильным из которых было бы закрытие границ, то с одной, то с другой стороны раздаются окрики: «Замолчите, разжигатели межнациональной вражды!», «Есть преступники, а есть жертвы», «Прекратите выносить приговор по цвету кожи и национальности!» и тому подобная демагогия.

А кто же, позвольте вас спросить, вновь и вновь совершает преступления против человечности – немцы? Испанцы? Китайцы или вьетнамцы? А, может быть, латиноамериканцы?.. Вынужденные риторические вопросы. Совершенно очевидно, что география происхождения криминала ограничивается Северной Африкой, Ближним Востоком и Афганистаном. Из этого факта и нужно исходить при оценке ситуации. Власти же упорно не желают видеть первопричину всех проблем – бесконтрольную иммиграцию из азиатских и африканских стран, но тщится бороться с ее следствием.

В дни, когда шла шумиха вокруг события во Франкфурте, был обнародован (как видно, на потребу дня) фрагмент из инициированного министерством юстиции проекта закона о модернизации сыскного процесса в следственных органах. Предполагается вооружить криминальную полицию методикой, позволяющей на основе анализа ДНК устанавливать не только род (м/ж) подозреваемого, сопоставлять следы в виде волос, перхоти и крови с ранее добытыми образцами, но и определять цвет кожи, волос и глаз, как и возраст преступника.

Криминалисты возрадовались: наконец-то, они получат в руки дополнительные нити, по которым они быстрей смогут выходить на преступника, еще до того, как он попытается скрыться. И уж было бы совсем хорошо, если бы в этот арсенал вошло установление биологических и географических корней разыскиваемых. Медицинской науке, утверждают специалисты, и это под силу. Но тут в специфическую область вмешивается политика. Во всех, образующих правительственную коалицию партиях, раздаются голоса против использования возможностей выходить на происхождение негодяев, усматривая в этом «дискриминацию этничесих меньшинств».

Кому это табу больше всего на руку, как говорится, и ежу понятно – тем, кто уже много лет делает криминальную погоду в стране, т.е. убийцам, насильникам, ворам, наркоторговцам и прочим чужакам из Азии и Африки, отравляющим жизнь жителей больших и малых городов (пока еще – городов). Казалось бы, весь пакет новых возможностей, без всяких изьятий, развяжет руки криминалистам прежде всего в борьбе с иностранной преступностью. Но именно поэтому леволиберальные круги во главе с Меркель не хотят давать полный карт-бланш правоохранителям. Ведь это противоречило бы их ненавистническим по отношению к собственному народу принципам.

Роберт Штарк






Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *