Драка за милостыню

«Ни у кого ничего не будет отниматься из-за того, что мы помогаем беженцам». (Руководитель фракции ХДС в бундестаге Фолькер Каудер 02.03.2016 года в интервью с ним газеты Der Tagesspiegel)

Исочник: https://www.tagesspiegel.de/politik/interview-mit-dem-unions-fraktionschef-volker-kauder-niemandem-wird-etwas-weggenommen/13044534.html)

 

По мере насыщения населённых пунктов Германии иммигрантами (за исключением, может быть, пока, маленьких отдалённых деревень), растут неудобства для коренных жителей. Обостряется криминальная обстановка, люди отказываются от прогулок в тёмное время суток, опасаясь стать объектом нападения; время на ожидание приёма к врачу (термин) растягивается, а на общение с ним сокращается; по всем статьям затормаживается или урезается финансирование социальных программ коммун. И вот уже метастазы «обогащения» страны чежеземцами добрались до самой маленькой, самой убогой, крайней социальной ниши – пунктов выдачи бесплатных продуктов. Называются они кратким словом Tafel (в переводе на русский «стол» – в русском языке есть слово «столоваться», то есть, где-то питаться, харчеваться, кормиться, подъедаться. В ФРГ социальные ведомства выдают бедным людям талоны на такое «харчевание» продуктами, которые для этого пожертвовали разные фирмы. Как правило, это ещё хорошие продукты, годные к употреблению. В России об этом виде помощи бедным говорят, кажется, «продуктовые карточки». – прим. Г.Д.)

Сюда из розничной торговли поступают продукты, не отвечающие стандартам: истекает срок хранения, утрачен товарный вид, неправильная классификация и т.д. То есть, продукты, если и не первоклассные, то вполне доброкачественные. Во всяком случае, для нуждающихся (а их у нас – ой-ой-ой!) это хорошее подспорье, подчас последняя ступень на пути к попрошайничеству. Тафель, таким образом, приносит двойную пользу: спасает продукты от уничтожения, передавая их малообеспеченным. Услугами этой системы могут пользоваться получатели разных видов социального пособия (в социальных ведомствах, и в так называемых «Джобцентрах»). К этой категории относятся и зарегистрированные соискатели убежища в Германии, не живущие в пунктах временного размещения.

Последние быстро нашли и хорошо «протоптали» дорогу в тафель. Мало того, что кое-где по численности они быстро превзошли постоянную клиентуру – то есть местных бедняков, так ещё и «права качают» – лезут без очереди, делают двойной и тройной заход, работают локтями, оскорбляют робких и совестливых соперников.

Чаша терпения у людей в одном таком месте «харчевания» переполнилась, о чём можно догадаться по разразившейся «тафельной» шумихе в прессе. Виновником скандала, сам того не желая, стал шеф распределительной сети г. Эссен Йорк Сартор (Jörg Sartor). Своим распоряжением он прекратил обслуживание новых клиентов из числа иммигрантов. «Защитники прав человека» тут же забили тревогу: это де «дискриминация», «разделение людей по сортам», «расизм» и тому подобная демагогия. А где вы, дорогие «поборники прав всех униженных и оскорблённых», раньше были, куда смотрели, когда одни притесняют других? Не потому-ли «не видели», что такой расклад вас устраивает?

Бульварная газета Бильд, конечно, увидела горячую точку. Тему эту она подала в формате сенсации – аршинным шрифтом на первой полосе (23.02.18) с продолжением на внутренней странице и в следующем номере. Справедливости ради, отметим: газета заняла нейтральную позицию (и на том спасибо), выслушав как самого нарушителя статус-кво, так и голоса в очереди. Для Йорга Сартора «разруливание» всё возрастающей клиентуры при неизменном объёме поступающих продуктов и численности добровольных помощников – мера вынужденная. Из каждых 4-х посетителей трое – иммигранты, в большинстве своём, не имеющие гражданства. Постоянные получатели продуктов из местных жителей оттеснены на край, они должны конкурировать с пришельцами за право получения им прчитающегося. Дело доходит до драк. Некоторые сдались и больше не приходят. «Мы спрашиваем себя», – говорит Йорг, – «почему немецкая бабушка или мать-одиночка больше не приходят? Мы хотели бы их вернуть…»

Голоса из очереди.

Фатма Хамис, 37 лет, из Сирии: «Это не хорошо, что иностранцев здесь не хотят. Все люди равны. Конечно, не хорошо, что некоторые не соблюдают очередь… Мы должны придерживаться немецких правил».

Мохамед Алхамид, 34 года, из Сирии: «Мы получаем деньги от государства, это очень хорошо. Тафель нас дополнительно поддерживает. Ничего неприятного я здесь ещё не видел, все соблюдают очередь. Но если принимаемые меры помогут клиентам, то это нормально».

Морсал Оцвай, 31 год, из Афганистана: «Многие иностранцы прорываются вперёд, но конфликтов я не видела. Сюда приходят иностранцы, которые уже имеют достаточно, поэтому меры, принятые эссенским распределителем, считаю правильными. Многие немцы сами нуждаются в помощи».

Мурадье Кенар, 63 года, из Болгарии: «Это правда, что большинство не знают немецкой культуры общения. Я сам часто получал толчки и вынужден уступать дорогу. Запрет поддерживаю, хотя сам я иностранец».

Детлеф М., 62 года: «Многие новые немецкие граждане ведут себя вызывающе: почему у вас нет говядины? Почему вы не понимаете по-арабски?.. Они часто лезут без очереди, выталкивают других».

Ригоберт Трабер, 62 года: «Здесь 75 процентов иностранцы. У них нет терпения, прорываются вперед. Поэтому, пока опять все не будет урегулировано, введение ограничения считаю правильным».

Эрика Юнг, 64 года: «Господин Сартор прав — они нас притесняют. Они набирают больше, чем положено и еще выражают недовольство».

Зиги М., 56 лет: «Решение правильное. Наши гости должны уважать немецкие порядки».

Даниэль Санчес, 37 лет: «Меры по отношению к иностранным клиентам правильные. Многие ведут себя агрессивно. Немцы в собственной стране притесняются. Пожилых людей приходит всё меньше».

Казалось бы, всё ясно: справедливость социального проекта «бесплатные продукты бедным» под угрозой, и нашёлся человек (вернее, группа людей – правление эссенского «тафеля»), взявшийся решить проблему доступным ему способом. Но, помимо названных выше «защитников», нашлись «непонимающие» в самой этой сфере. Шефиня берлинской сети продуктовой помощи Tafel Сабина Берт и её мюнхенский коллега Грегор Тшунг увидели в эссенском случае «фатальный сигнал» разделения малообеспеченных на классы, противопоставление одних нуждающихся другим. А профессор Штефан Зельке увидел в ситуации напрашивающийся поворот: «Если в делёжке дело дошло до борьбы между нуждающимися, то это означает, что проект на общественных началах себя исчерпал. Волонтёры не могут обеспечить социальную справедливость, это уже прерогатива государственных структур».

Впрочем, у вашего покорного слуги есть возможность получить личные впечатления о предмете разговора. В Розенхайме, где я живу, «тафель» располагает двумя точками распределения. В одну из них, что на улице Tannenbergstrasse, я и направился в ближайший вторник – день в неделе, когда пункт открыт. Хотя время открытия (10:30) ещё не подошло, пункт уже работал. Снаружи ожидало человек пять. Из то и дело открывающейся двери выходили люди с увесистыми сумками. Шефиня розенхаймовской сети Элизабет Бартль приглашает заходить следующих, ко многим обращается по имени. Среди пришедших есть явно не местные, но их – раз-два – и обчёлся. Двое пожилых мужчин заносят из автофургона ящики с товаром. Всё тихо, спокойно.

Фрау Бартль, средних лет, с повадками уверенного в себе человека, женщина, нашла несколько минут для беседы. Да, о ситуации в «тафеле» города Эссен она наслышана, введённые там ограничения не понимает, у них (в Розенхайме) никакого деления нуждающихся на местных и прибывших нет.

       – Но это до тех пор, пока продуктов достаточно, а если хватать не будет?

      – Сколько есть и сколько будет, будем распределять на всех. Люди должны понимать, что социальной помощью имеют право пользоваться все.

     – Возникают ли конфликты в очереди?

     – Случаются, Но нам удаётся быстро гасить недоразумения. Длинные очереди возникают редко. В двух точках выдачи мы обслуживаем 500 человек.

     – Сколько платят получатели за продукты?

Элизабет показывает на стоящего у прилавка мужчину:

      – Видите, одну сумку он уже заполнил, нагружает вторую. За всё заплатит 1 евро.

     – Это же бесплатно…

     – Да. Но всё равно находятся чем-то недовольные. Таким мы говорим: идите в ближайший магазин, где за один евро вы не купите и буханки хлеба.

Вот так в Розенхайме. Так сказать, город на город не приходится.

В день, когда писались эти строки, в печати появились новые сообщения из Эссена. 61-летний шеф распределительной сети заявил об уходе с занимаемого поста. «Я много лет отдал этому социальному проекту», – сказал журналистам Йорк Сартор, – «и еще бы работал, но с таким обвалом критики, свалившейся на меня, с таким давлением справиться не могу. Все мои критики хотят выглядеть хорошими, не попытавшись даже вникнуть в суть проблемы, поставить себя на моё место».

Не названные по имени добровольные помощники говорят о том, они чувствуют себя оставленными на произвол судьбы, что «гутменьши» («доброхоты» – так сегодня немцы ехидно называют всех наивных мечтателей осчастливить всех сирых и угнетённых этого мира за счёт Германии – прим. Г. Д.) своими поверхностными рассуждениями пытаются набрать политические очки. И ещё говорят, что они не будут отменять введённые Сартором ограничения. Придя на общественную свою службу, добровольцы увидели автофургоны для доставки товара, облитые краской, надпись «наци» на дверях пункта – явный почерк всё тех же «защитников прав человека» и хулиганов из «антифы».

Свои «пять центов» в дискуссию внесла сама госпожа федеральный канцлер: «Делить нуждающихся на категории – это нехорошо».

И это говорит человек, чьё суммарное «нехорошо» выливается в миллиарды евро и вывело народ собственной страны на прямой путь к исчезновению и замещению другими народами. Что до конкретной ситуации, то на месте главы правительства, вместо того, чтобы сталкивать и без того недружелюбные друг другу категории людей на раздаче милостыни, порядочным было бы устыдиться перед фактом унижения собственных граждан необходимостью дряхлеющими силами отстаивать свое право на пакет бросовых продуктов (наблюдать тихих старичков, что-то вылавливающих из мусорных контейнеров, фрау Меркель, в силу её особого положения, вряд ли приходится). И пообещать довести социальную потребительскую корзину для граждан государства, которые на протяжении своей жизни вносили хоть какой-то вклад в создание высокого уровня благосостояния в стране, до уровня, исключающего необходимость унизительной толкотни и конкуренции с нелегальными иммигрантами за бросовые продукты. Всё-таки хоть какое-то маленькое преимущество должны же иметь собственные граждане перед искателями удачи из стран Азии и Африки, без приглашения ворвавшимися в нашу страну? Тем более, что обещали ведь, что граждане страны в связи с принятием беженцев ничего не будут терять!

Роберт Штарк



« (Предыдущая новость)
(Следующая новость) »



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *