Джунгли пенсионных законов

Государственный закон хорош, когда он не меняется и работает, как закон природы! Закон в отношении немцев переселенцев и пенсионные законы в Германии меняются, как перчатки. Одна страна, один народ, одни  люди, мечтающие о равноправии и справедливости, поставлены в совершенно разные условия.

Представьте себе, что правила дорожного движения, меняются так часто, что участники движения не успевают следить за их изменениями. Каждый участник движения движется по своим правилам в зависимости оттого, какой он немец: западный, восточный или немец переселенец, в зависимости от присвоенного параграфа, когда он получил водительские права. Водители грузовых и легковых автомобилей движутся по своим правилам. Какой кровавый хаос тогда творился б на дорогах? Чтоб ты жил в эпоху перемен! — гласит проклятие китайцев.

Вот и приходится состарившимся немцам – переселенцам, тяжело работавшим всю жизнь на лесоповалах, в шахтах, на каменоломнях, в сельском хозяйстве и на стройках, вместо заслуженного покоя, на старости лет, нервничать и прорубать себе дорогу в незнакомых джунглях пенсионных законов. А это не добавляет уважения ни к закону, ни к государственным служащим, ни к государственной системе.

Пенсию в Германии начисляют каждому при наличии трудового стажа не менее 5 лет. Учёба в школе и в ВУЗе не учитывается. Пенсии делятся на Восточные и Западные. Восточные платят тем, кто имеет постоянную прописку в новых землях Германии или в Восточном Берлине. Она примерно на 10% ниже Западной.

При переезде из Западной федеральной зоны в Восточную — пенсия меняется на Восточную. При переезде с Востока на Запад пенсия не меняется и остаётся Восточная.

Местные западные немецкие пенсионеры, при наличии здоровья, на пенсии в основном могут хорошо и интересно жить, содержать машину, посещать театры, музеи, рестораны, выставки, ездить на курорты, путешествовать, принимать гостей, помогать своим детям, внукам и правнукам. У многих хорошая пенсия и не одна, есть накопления, бизнес, жильё в собственности, им не страшны кризисы, и это составляет большую разницу по сравнению с пенсионерами-переселенцами, проживающими в массе своей в арендуемом жилье, и после оплаты аренды за жильё, всех коммунальных услуг, средств к существованию почти не остаётся. Пенсионеры могут лишь приобрести продукты питания самого скромного набора и позволить себе тихо доживать до своей освобождающей от земных проблем — смерти. Такая жизнь в унынии притягивает недуги, а лечение государству обходится дороже достойной пенсии. Так государственные чиновники сами себя перехитрили.

Российских немцев, приехавших в Германию до 31.12.1992 года, всех членов их семей, супругов независимо от национальности, называют переселенцами или изгнанными. При выходе на пенсию к выше указанной дате все они имели право на 100% пенсии за иностранный стаж.

Кто приехал до 6 мая 1996 года получает только 60% пенсии за российский стаж. С того времени в пенсионное законодательство была внесена дискриминирующая российских немцев поправка, по которой им при начислении пенсии засчитывали не полный стаж, который они заработали в стране предыдущего проживания.

Приехавших после 6 мая 1996 года разделили на параграфы. Поздние переселенцы получили § № 4. Супруги немцев, дети и внуки поздних переселенцев § № 7. Супруги потомков поздних переселенцев § № 8. Всем им начисляют только 25 пунктов на одного человека или до 40 пунктов на двоих. Двадцать пять пунктов на западе Германии составляют 690 евро, на востоке 620.
На квартплату и то не всегда хватает, потому что на питание, свет, телефон, горячую воду, товары первой необходимости закон предусматривает на одного человека 416 евро, на двоих 780 евро.

Если таковой не имеется, то до этих сумм пенсионерам государство доплачивает «Grundsicherung» и «Wohngeld». Не достигшие пенсионного возраста получают «Arbeitslosengeld» или «Sozialhilfe». Дети в зависимости от возраста получают «Кindergeld». Все малоимущие пенсионеры в основном получают дотацию. На скромную жизнь хватает.

На случай покупки нового холодильника или стиральной машины нужно иметь небольшие накопления, но получателям дотации — нельзя иметь на сберегательной книжке больше 2600 евро на одного или 3214 на двоих.
В особых случаях, по договорённости, социальное ведомство может дать беспроцентный кредит с выплатой в рассрочку.

В основе метода начисления пенсии лежат «Tabelenwerte» из приложения 14 SGB1. Это сравнительные цифры в Евро означают зарплату работника, если бы он работал в той же отрасли и в той же должности в Германии.
В таблице, в пяти колонках, по квалификационным группам, выставлены все данные по всем отраслям народного хозяйства. Всего 23 таблицы. Данные соответствующей таблицы по группам показывают среднюю сравнительную зарплату в Германии. Из другой таблицы «Durchschnittsentgelt» получается расчетные пункты «Entgeltpunkte».
Их складывают за все годы трудового стажа и умножают на актуальную пенсионную значимость «Aktueller Rentenwert», получается месячная пенсия — брутто. Нетто — составляет 89,25% от брутто ренты. Из пенсии автоматом сразу удерживают 10% в фонд здравоохранения и ухода за престарелыми людьми. «Pflegeversicherung».

Книгу «Deutsche Renteversicherung», за 12 евро можно купить в любом книжном магазине. Этот документ насчитывает 444 страницы, в нём больше 400 параграфов, изложенных мелким текстом. Самые необходимые данные, касающиеся немцев — переселенцев находятся в приложение №13 и №14.
В немецком пенсионном деле очень много разных тонкостей и нюансов.
Такое перемудренное право дает пенсионным органам основание полагать, что переселенцы никогда не разберутся в этой бюрократической информации и потому их можно легко обсчитать.

Когда зачитывается пенсионное законодательство Германии, то создаётся впечатление, будто создатели этих документов так поработали над ними, чтобы запутать и ввести в заблуждение любого, вполне грамотного получателя пенсии, только бы не дать ему возможности выбраться из лабиринта всевозможных ухищрений, чтобы доказать законную истину абсурда в свою пользу.
Из-за большой разницы между отраслями, должностями, названием профессий при начислении пенсии делается много ошибок, и все почему-то в сторону уменьшения пенсии переселенцам. Неправильно указывают отрасль, квалификацию, должность, стаж и т.д.

— Такое положение заставило меня самостоятельно изучить законы, — рассказывает Конрад Шек консультант по пенсионным вопросам землячества немцев из России Земли Берлин-Бранденбург. — В моём пенсионном расчёте, я сразу нашёл восемь ошибок.
Когда я указал чиновникам, какие именно параграфы были нарушены, они ответили, что этот расчёт проверяли три доктора наук, и никто из них не нашёл ни одной ошибки.
Пришлось Конраду Вильгельмовичу подать жалобу в социальный суд. Четыре ошибки суд признал сразу. Потом одну за другой вынужден был признать все восемь.
После этого переселенец Шек отозвал жалобу из суда и выиграл, таким образом, прибавку к своей пенсии в 400 тогда ещё марок. Хорошая прибавка к пенсии.

Обсчитывают переселенцев в основном по следующим пунктам:
1) Неправильно определяют квалификационную группу: вместо второй, дают третью, четвертую и пятую.
2) Неправильно определяют отрасли народного хозяйства. Особенно не хотят признавать горную, где пенсия на 1/3 выше.
3) Вместо западных расчётных пунктов, начисляют восточные, которые на 13,8% меньше.
4) Не начисляют «Ersatzzeiten» время нахождения под надзором комендатуры или в трудармейском концлагере.

В начислении пенсии проскакивает много разных ошибок. Объяснения бывают самые нелепые.

Несколько серьезных дел при участии Конрада Шека было успешно выиграно в суде. Истцы получили солидные добавки к пенсии и хорошие доплаты за прошлые годы, согласно немецким законам до четырёх лет давности. Каждый переселенец должен знать, что есть три ступени социального суда:

  1.   Sozialgericht. В социальный суд надо подавать жалобу – «Klage».
  2.   Landessozialgericht. В земельном суде рассматривают «Berufung» или обжалование приговора первой инстанции.
  3.   Bundessozialgericht. В Федеральный суд подают «Revision». Бумаги на проверку и пересмотр обжалования.

Важно знать, что социальные суды всех степеней не взимают судебных пошлин ни с выигравшего дело, ни с проигравшего. В первых двух инстанциях участие адвоката не обязательно. Федеральный суд или «Bundessozialgericht» принимает дело к рассмотрению только через адвоката. Адвокату надо платить и стоит это недешево. Не торопитесь нанимать адвоката. Далеко не каждый адвокат знает пенсионное законодательство, а свой гонорар он получит в любом случае: проиграете вы или выиграете дело.

Так что, прежде всего надо проконсультироваться у специалиста в пенсионном деле. Если вы сами не знаете законы, приглашайте с собой в суд своего внештатного, общественного уполномоченного, который знаком с § № 73 закона о социальной судах.

И ещё несколько советов переселенцам. Не спешите соглашаться с отрицательным ответом на видершпрух – «Wiederschpruch». Пенсионные органы очень редко сразу признают свои ошибки.
Народная молва гласит, что пенсию переселенцам начисляют неправильно в 99 случаях из 100!
Все думают, если человек вышел на пенсию, то больше ничего нельзя изменить. «Widerschpruch» – обжалование уже не напишешь!
Мало кто знает, что это не так! «Widerschpuch» написать нельзя, но можно написать „Uberprüfung Antrag“ и с успехом добиться пересмотра величины вашей пенсии на любом этапе жизни! Причем Вам доплатят разницу за прошедшие годы и даже начисляют на неё проценты.

— У меня был такой случай, — продолжает Конрад Шек, — проверив правильность, начисления пенсии одного переселенца, я обнаружил, что чиновники неправильно определили квалификационную группу, практически обсчитав человека. Я за него сразу написал видершпрух — обжалование.
Надо отдать должное чиновникам, они сразу признали ошибку и выдали новый расчёт с увеличением пенсии на 98 евро.
Но мой истец решил проверить, что скажет адвокат и дал ему старые расчёты. Через неделю, вернув расчёт, адвокат сказал истцу, что всё здесь правильно.

— Теперь немного о том, как ведут себя некоторые судьи, — вспоминает Конрад Вильгельмович.
Одной немке-переселенке начислили восточные пункты, потому что она около года жила в переходном лагере-общежитии в восточной части Берлина.
Позже, она из лагеря переселилась на квартиру в западную часть города, а через 9 лет ушла на пенсию. Западные или восточные пункты определяют по §30 SGB1 и потому, где географически расположена квартира постоянного места жительства, а не временный лагерь общежитие, «Wounheim».
Марие умышленно засчитали восточные пункты. Дело дошло до социального суда. Она выбрала своим уполномоченным Конрада Шека и это было указано в жалобе.

В суд они явились втроём: Мария, ее муж и господин Шек, хотя официального вызова в суд Шек не получил. Когда Марию пригласили в зал, они вошли втроём.

Представитель из пенсионного отдела уже была там. Господин Шек видел через приоткрытую дверь, как судья с ней что-то обсуждал. Судья, спросил у Марии:
— Вы истица?
И тут же обратился к господину Шеку:
— А вы кто?
Между ними состоялся неприятный диалог:
— Я доверенный уполномоченный истицы! (Bevollmächtigter).
— Как ваша фамилия?
— Schick!
— Ваша фамилия мне знакома из других судебных дел. Вы не допущены для участие в заседании суда!
— Но это противоречит закону!
— Вы юрист?
— Я здесь не в качестве адвоката, а в качестве уполномоченного! — ответил Шек.
Тут судья со своими заседателями удалился в совещательную комнату. Буквально через пять секунд все вышли и судья сообщил:
— Мы решили не допустить вас к участию в суде!
Шеку стало ясно, что он нарушил планы суда. Пришлось судье напомнить § № 73 Sozialglichtsgesetz,   который дает право общественному защитнику принимать участие в суде.
На это судья сказал, что знает законы лучше Шека! Возмущенный его высокомерием Шек ответил:
— Знать законы недостаточно! Их надо ещё уважать и соблюдать. А вы этого явно не хотите!
Дальше Шек с ним спорить не стал, зная, что в комнате номер тринадцать постоянно дежурит полицейский, который по команде судьи любого выведёт из зала.
Пришлось заявить, что Шек решил остаться в зале суда, как слушатель и хотел бы помочь истице в качестве переводчика, чтобы донести до неё все тонкости судебного разбирательства.
Жалобу Марии судья, естественно отклонил ничем не обосновав свое решение. Потом он написал, что «Wohnheim» тоже является квартирой, а это явно противоречило 30-му § SGB-1.
Истица подала «Berufung» в земельный социальный суд. (Landessozialgericht Berlin – Brandenburg). После нескольких месяцев переписки Марию снова пригласили в суд. Они опять поехали втроём.
Видят, новый судья вышел в зал один, значит, заседания не будет. Известно, что суд должен состоять из пяти человек, председателя, двух судей и двух заседателей.
Когда этот судья узнал, кто пришёл с истицей как общественный защитник, он начал кричать на Шeка за то, что тот ранее обвинил судью Храйнца в преднамеренном искажении истины.
— Храйнц опытный юрист я с ним вместе работал. Вот вы всё время указываете на закон. Закон можно толковать по-разному. А вы привезли с собой свои русские понятия и пытаетесь их здесь утверждать.
Когда судья замолчал, Шек ему спокойно ответил, что кричать на него не надо, что закон двух толкований не имеет, ибо тогда это не закон. И то, что он вместе с Храйнцем работал, ещё ни о чём не говорит. А слова о русских понятиях могут иметь для него нежелательные последствия!
Тут судья как-то сразу обмяк и стал что-то вежливо объяснять. Но Шек его уже не слушал. Потом судья учтиво сказал, что если сенат допустит общественного защитника, то Шеку пришлют официальную повестку.
Примерно через месяц Мария получила из пенсионного отдела письмо следующего содержания:
— Мы и сейчас считаем, что пенсию вам начислили правильно! Но мы согласны ее переначислить на ваших условиях, если вы согласитесь оплатить половину судебных расходов.
Шек им тогда ответил: О каких расходах вы пишите? Социальные суды по закону не взимают судебных пошлин!
В результате Мария получила, наконец, новый расчёт пенсии с солидной прибавкой в 13,8% и весомую доплату за прошедшие годы.
Потом Шек им напомнил, что согласно §44 SGB-1 на эту доплату полагается начислять проценты. И тогда на конто истицы перевели ещё и набежавшие за годы хорошие проценты. Вот такой в той истории вышел финал.
Из всего этого следует, что никогда не надо сдаваться, а иногда бывает полезно и зубки показать.

К сожалению, вся эта борьба не проходит бесследно. Состояние здоровья и особенно  зрение Конрада Вильгельмовича сильно пострадало и сейчас он уже не в состоянии быть таким активным, как прежде. Хорошо бы Землячеству выучить молодое поколение специалистов, которые бы помогали немцам-переселенцам, а ещё лучше добиться отмены пенсионной дискриминации.

Очень часто можно слышать упреки местных немцев, что переселенцы не платили взносы в пенсионный фонд ФРГ, а германскую пенсию получают.
Из таблицы, опубликованной в журнале «Volk auf dem Weg» ещё в апреле 1996 года видно, что пенсию переселенцы получают не за счёт местных налогоплательщиков.

Сегодня известны конкретные данные, которые убедительно доказывают, что наше многочисленное молодое поколение, которое немцы — переселенцы привезли с собой уже работает и платит с лихвой не только пенсию для своих переселенцев, но еще и содержат большую армию германских стариков.
Но, несмотря на это, даже при этом показателе, пенсию российским немцам чиновники всё равно урезали в среднем на 1/3, да еще никак не могут отказаться от попыток постоянно обсчитывать людей, занижая начисления, при этом изворачиваться и считать свои преднамеренные поступки невинными ошибками.
Идёт явная тенденция регресса, зарплата уменьшается, трудовой стаж увеличивается, пенсия передвигается ближе к смерти, сначала это было 60 лет, потом 63,65,67, политики мечтают о 75, в перспективе — отмена пенсии и голодная старость.

Неправильная семейная и эмиграционная политика сегодня угрожает будущему. Уже сейчас на четырёх работающих, приходиться один пенсионер, скоро будет наоборот. Поэтому очень сложно сказать точно, какую пенсию будет получать человек или точнее, будет ли вообще её получать в будущем, если он сам себе не сделает частные пенсионные сбережения и не будет сам себе откладывать средства на свою рискованную старость.

С одной стороны, правительство ссылается на отсутствие ресурсов для пенсионной реформы, а с другой оплачивает баснословные средства на программы беженцев и разные бредовые проекты, выбрасывая деньги на ветер, предательски бросая на произвол судьбы семьи собственных пенсионеров.
Вот и получается, что в этих джунглях очень много слов, звук которых расходится со смыслом.

Райнгольд Шульц,
Германия, Гисен






One Comment to Джунгли пенсионных законов

  1. Tatjana Ruf:

    Здравствуйте уважаемые переселенцы. Мне очень понравилась эта статья и я решила поделиться, первый раз за 25 лет на русском языке, как я докатилась до такой жизни. Мне 56 лет. С ноября 1995 года живу в Германии. Я воспитала одна 3 дочери. Переучилась на Altenpflegerin и 20 лет тяжело отработала.Я выплатила свою 3 комнатную квартирку. Моя маленькая дочь в 11 лет заболела епилепсией. Это сламало меня и я заболела тяжелыми диприсионами и не смогла больше работать. С октября 2014 года получала Krankengeld.Моя Krankekasse платила мне только 540 евро, моя зарплата 1717 евро на руки. Социальную помощь мне отказали, указывая на то что у меня собственная квартира.Что они меня обманули, поняла я слишком поздно.Мои 5 адвокаты меня просто использовали и тоже обманули. VdK Verband тоже не нашли нужным, написали что Krankenkasse всё сделали правильно. Мои жалобы против адвокатов, Krankenkasse,VdK просто не кого в Германии не интересуют. Я поставила на всех заявление за обман и дискриминации. Органы власти разбираются очень долго. Организация по дискриминации, ответили мне что они такими делами не занимается и не знают кто этим занимается. В провителство я тоже обращалась ,бесполезно. Krankenkasse должны мне 7 500 евро. Они просто подделали мою зарплата за октябрь 2014 года 2172 евро на 972 евро и передали b Rentenversicherung.С декабря 2015 года я получаю пенсии по инвалидности 477 евро. Я борюсь чтобы они исправили и доплатили что мне по закону положено.Arbeitslosengeld тоже платили меньше чем положено. Так был нанесен болшой ущерб в моей страховке. Недавно я написала в интер в открыто как в Германии только использывают переселенцев для тяжелой работы и когда они не могут больше работать ,абдуривают и выкидывает на мусорку. У нас нет не каких прав.Они делают с нами что хотят. Ja meine Lieben,für uns herrscht in Deutschland Gesetz-der Dschungels.Letzte 2 Jahren noch schlimmer geworden Politik nennt AFD Russen Partei.An Staat die Sache nachgehen diskriminieren,belügen und betrügen uns nur weiter. Wir haben auch RECHTE wie anständige Ernährung und Grundbedürfnisse. HALLO liebe Regierung und Gesundheitswesen nicht nur auszunützen sondern UNTERSTÜTZEN. Tatjana Ruf Danke

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *