Созреть для высоты

7 — 8 июля в Вюрцбурге (Бавария) состоялась конференция, посвящённая вопросам развития литературы немцев из России. Конференция (Kulturtagung) была организована и проведена земельной организацией Землячества российских немцев в Баварии под руководством её председателя д-ра Артура Бехерта и известного писателя и издателя, члена президиума Баварского землячества российских немцев, референта по вопросам культуры Вальдемара Вебера. В работе конференции приняло участие около 50 писателей, поэтов, журналистов и издателей из среды российских немцев. От редакции журнала «Ost-West-Panorama» присутствовал автор этих строк, а также руководитель издательства «Alemannia Media Verlag» Виктор Гардер. Конференция была организована на очень хорошем уровне, и можно себе представить, что за этим стояла большая работа.

Первым, кого я встретил, был известный, уважаемый многими российскими немцами, писатель Виктор Гейнц (Viktor Heinz). Тут же я увидел хороших знакомых — Татьяну и Владимира Эйснер, Татьяну и Рольфа Майзингер, Райнгольда Шульца. Многих я видел впервые, хотя раньше и был знаком с ними как читатель.

На конференцию приехали и совсем ещё неизвестные авторы, в том числе и начинающие. Естественной была тяга друг к другу, искренний интерес, желание узнать поближе новеньких. График работы конференции был очень плотным и ежедневно он начинался с 9 часов утра и заканчивался в 21 час, а неформальное общение продолжалось до 2-3 часов ночи. Ещё раз убедился, как важно людям встречаться с единомышленниками, обмениваться с ними мнениями. Это тем более важно для людей, работающих со словом, выступающих в прессе.

На конференции обсуждались такие важные темы: «Как выжить российско-немецкому автору в системе издательств ФРГ», «Объединения авторов российских немцев, их структуры, финансирование и возможности публикации», «Средства массовой информации российских немцев на немецком и русском языках». Рефераты были в целом полезными и интересными.

Первый референт – издатель Альфред Бюнген (Alfred Büngen – из местных немцев), как мне сказали, очень много помогает авторам – российским немцам. Дай ему Бог, как говорится, дальнейших успехов на этом поприще, но вот в реферате, на мой взгляд, было многовато «запугиваний» авторов тем, на что «у них здесь нет никаких шансов», что темы, затрагиваемые писателями — российскими немцами «не интересуют читателя ФРГ» и т.п.

К такой позиции я отношусь с осторожностью, даже критически. В журнале «Ost-West-Panorama» (№7/2006) помещено интервью с профессором Фридхельмом Вазеном (Friedhelm Vahsen) «Sieh zu, wie du dein Leben gestaltest!», у которого аналогичная позиция. Встречаясь с немцами в Сибири, он не устаёт повторять: «Du glaubst zwar, dass du in Deutschland als Arzt arbeiten kannst oder zumindest als Krankenpfleger. Aber du musst davon ausgehen, dass du wahrscheinlich als Nachtwächter im Krankenhaus arbeiten musst, wenn du Glück hast» («Тебе кажется, что ты сможешь работать в Германии врачом или хотя бы медбратом. Но исходить тебе надо из того, что скорее всего тебе придётся работать ночным сторожем в больнице, если повезёт».

Спасибо, дорогой соплеменник, помог, поддержал, ободрил! Это — оборонительная (от нас) линия, выстроенная левой интеллигенцией Германии. Часть бойцов этого очень даже «видимого» фронта считает своим долгом запугивать наших земляков, чтобы они, не дай, Бог, не приняли решения сюда переехать. Другая часть, в соответствии со своими убеждениями, уже здесь, в Германии, старается сделать всё (в том числе и на законодательном уровне, и сидя в конкретных учреждениях), чтобы загнать хорошего специалиста из российских немцев-переселенцев в «ночные сторожа». То, что специалистам с высшим образованием здесь труднее устроить свою профессиональную жизнь, чем людям с рабочими профессиями, – это факт. Но в то же время очень многим нашим землякам, в том числе и врачам, уже удалось доказать свою профпригодность в германском обществе, и они работают в поликлиниках и своих собственных праксисах не хуже, чем местные специалисты.

Может быть, я лично ошибаюсь насчёт Альфреда Бюнинга, поскольку как человека его просто не знаю, но хотелось обратить внимание на это явление. Те представители из местной левой интеллигенции, которые ангажируются в работе с российскими немцами, зачастую осознают себя этакими социальными педагогами. Мне же приятнее общаться с теми, кто воспринимает нас такими, какие мы есть, не пытаясь тут же «перевоспитывать».

Высказанный Альфредом Бюнингом и, к сожалению, поддержанный несколькими нашими авторами, тезис о том, что «уже надоело слушать воспоминания о трудармии и страданиях старшего поколения», так как «этого никто читать не будет», я не принимаю. Пока общественности ежедневно предлагаются страдания других народов — в литературе, в кино и театре, на телевидении и в музеях, в том числе в превращённых в музеи концлагерях и т.д., думать так, по меньшей мере, странно, я бы сказал — вредно. У нашего народа всего этого нет, музея-концлагеря, в которых уничтожались наши предки, проще говоря, ликвидировались, и памятников, к сожалению, им никто не ставит. Вдовы и дети загубленных в ту войну российских немцев «не рыдали на братских могилах» по простой причине – могилы эти тоже были уничтожены, да так что и следов от них не осталось. Единственные памятники народной трагедии – это воспоминания наших стариков, опубликованные, в общем-то, всего в нескольких книжках.

Я не первый раз сталкиваюсь с этой мыслью, и каждый раз мне хочется сказать: «Вот вы с такой лёгкостью говорите нам, что «эти слёзы и сопли», как выразился один из авторов газеты «Европа Экспресс», вам надоели. А почему вы не скажете так же открыто, что вам и по отношению к другим народам эти «слёзы и сопли» тоже уже надоели? Или дело в том, что вы уже тоже поняли, что политкорректно, а что нет? Наверное тут, как говорят, и «собака зарыта»?

Русский писатель Вадим Кожинов, касаясь этой темы, высказался в том смысле, что «…писатель, претендующий на подлинную высоту… своих творений, должен или, вернее, не может не осознавать свою страну, свою Родину (а в нашем случае свой народ, российских немцев – Г. Д.) как абсолютную ценность и как центр, как сердце целого мира. Если же сам писатель или его страна, так сказать, не «созрели» для того, чтобы сознавать себя сердцем мира, перекрестьем его стержневых судеб и устремлений, литература не может подняться до высшего своего уровня». (Вадим Кожинов. «О русском национальном сознании». М., 2004).

Если я правильно понял Артура Бехерта, то в своём выступлении он именно в этом смысле хотел «мотивировать» нашу творческую интеллигенцию – смелее быть литературой именно немцев из России, смелее идентифицировать себя с судьбой своего народа. Кому-то не понравились его призывы «объединяться» в интересах своего народа, противопоставляя свои якобы «космополитические» взгляды. Не называю тут никаких фамилий, поскольку многое говорилось в кулуарах, в неформальной обстановке.

Думая над этой позицией, чувствую, что не могу её принять. Творческая интеллигенция, осмысливая трагические судьбы человечества, не может это делать иначе, чем пропуская через себя, через судьбу своего рода и народа, к которому принадлежит. Попытки быть вне национального и вне политического тщетны. Не получится. Вот как об этом сказал В. Кожинов в вышеупомянутой книге: «Интеллигенция – даже независимо от личных устремлений людей, которые так или иначе к ней принадлежат, — не только неизбежно вовлекается в политико-идеологическую жизнь, но и в определённых отношениях представляет собой её средоточие, её концентрированное выражение. И потому политический «подход» к интеллигенции вполне закономерен…».

Хорошо позиции Альфреда Бюнинга на конференции контраргументировал писатель и переводчик Ф. Хитцер (тоже из местных немцев). Он предложил посмотреть на литературу с реалистических позиций. Основная часть читателей – это, как и писатели, тоже интеллектуальная элита. Он призвал писать в расчёте на неё, а не на сиюминутный коммерческий успех. Настоящая литература, по его мнению, всегда писалась для тонкого слоя думающих и эстетически развитых людей. Поэтому пишущие люди должны ставить перед собой прежде всего высокие требования в профессиональном плане. Так было раньше, так это и сейчас и вряд ли изменится в будущем. Хорошим примером тут может послужить творчество писателя и поэта Виктора Гейнца.

У двух других референтов наряду с позитивным и полезным в их выступлениях я, с сожалением, заметил желание высказать какие-то застарелые личные обиды, в том числе и по отношению к нашему журналу (Агнес Гизбрехт), недифференцированную критику по отношению к разным изданиям за мелкотемье и переход дискуссий на порой недопустимо низкий этический уровень (Александр Райзер). В то же время согласен с высказываниями, сделанными некоторыми участниками конференции, в том числе и в личных беседах, что низкий этический уровень ведения дискуссий со стороны некоторых авторов в наших СМИ вредит нам всем и только отталкивает от них читателей.

С другой стороны, и некоторым авторам надо понять, что излишняя обидчивость за критику их произведений, готовность тут же переносить это на личные отношения тоже не лучшее средство для достижения оптимального для всех результата. Все мы только люди, со своими достоинствами и недостатками, и можем совместными усилиями создавать что-то полезное только в согласии друг с другом. А согласие, как говаривал один герой Ильфа и Петрова, «есть продукт непротивления сторон». На мой взгляд, удачно прокомментировал это издатель Вальдемар Вебер, сказав, что в критике литературных произведений в газетах и журналах надо видеть прежде всего позитивную сторону: она является лучшей рекламой авторов («Es ist gut, dass es verschiedene Meinungen gibt. Man muss sich nicht sofort beleidigen»).

Больше всего мне понравились литературные чтения. У меня совершенно нет способностей литературного критика, литературу воспринимаю на уровне «нравится – не нравится», поэтому никого выделять не буду. Были и работы на графоманском уровне, причем, немало, но звучали и вещи, доставившие истинное наслаждение своим профессионализмом. Особенно хорошее впечатление на меня лично произвели стихи Вальдемара Вебера, Райнгольда Ляйса, Беллы Йордан и Сони Янке. Большинство литературных произведений читалось на немецком языке, но звучали и тексты на русском.

Можно не споря сказать, что будущее (впрочем, как и прошлое) литературы немцев из России – это литература на родном немецком языке. Но в то же время мы, очевидно, ещё достаточно долго останемся билингвистическим народом, и многие авторы и в будущем будут выражать себя в мыслях и образах на русском языке. То есть форма у многих будет оставаться русской, а содержание немецким. И думаю, что нашим потомкам лет эдак через 50, если они всерьёз захотят изучать историю, литературу и прессу немцев из России, их духовную жизнь вообще, кроме немецкого, придётся на приличном уровне владеть и русским языком.

Очень интересным было выступление уже упоминавшегося писателя и переводчика Ф. Хитцера (F. Hitzer). Помню его ещё приблизительно с 1998 года, когда он у нас в Майнце представлял Чингиза Айтматова и его произведения. Во многом благодаря именно его замечательным переводам немецкоязычный читатель и смог познакомиться с произведениями этого значительного киргизского писателя. Вот и теперь он лично для меня открыл новое имя – замечательного казахского поэта и писателя Мухтара Шаханова. Очень интересным был анализ юмора в литературе российско-немецких авторов, который сделал представитель литературы немцев из Румынии поэт Ингмар Бранча.

В заключительном слове Вальдемар Вебер и Артур Бехерт отметили, что конференция эта была совершенно необычной. А необычность её состояла в том, что Землячество немцев из России (на этот раз в лице своего баварского объединения) решило начать целенаправленную работу с интеллигенцией из среды российских немцев. Проведённая конференция – только первая ласточка, предполагается проводить их регулярно, по две-три в год. Цель – помочь творческой интеллигенции ещё лучше организоваться, создать литературную мастерскую, в которой можно было бы помогать и молодым, начинающим авторам.

На вопрос, предполагает ли Землячество проводить подобную работу и с «русско-пишущими» авторами из числа российских немцев, с интеллигенцией технической, научной и т.д., Артур Бехерт дал утвердительный ответ. Меня лично в серьёзности этих планов убеждает прежде всего то, что за их осуществление взялись именно Вальдемар Вебер и Артур Бехерт. Поэтому остаётся только сказать им спасибо и пожелать дальнейших успехов на этом пути, «зелёного света» в соответствующих учреждениях, ну, и поддержки со стороны самих российских немцев.

Генрих ДАУБ
Mainz






Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *